Чешская старушка

...

Фотография: Skoda

Подводя итоги 2012 автомобильного года, корреспондент «Газеты.Ru» Олеся Репкина, не сомневаясь ни минуты, выделила самую важную «премьеру». Ей стала Skoda Octavia… 59-го года выпуска.

Если вопрос о том, придут ли однажды на смену людям роботы, еще открыт, то с автомобилями все давно решено. Из очень правдоподобно-живых организмов они давно стали бездушными машинами. Они безлики во всем своем многообразии, а их характеры и повадки запрограммированы скучнейшим и банальнейшим образом, как алгоритм мерцания новогодней гирлянды.

Разница между средством передвижения и шедевром становится драматически ощутимой, когда, например, на Fiat Punto приезжаешь на встречу с Alfa Romeo Disco Volante (одним из трех существующих в мире концептов 1952 года, который не только стоит в музее с натертыми до блеска боками, но и ежегодно побеждает в ралли классических автомобилей по всему миру, включая Россию). Такая разница обязательно должна быть — как между картошкой и черной икрой. Ведь «Летающая тарелка» — это легенда, икона и бесценное произведение искусства, а все остальное может быть просто немного комфортнее маршрутки. Но отчего тогда Skoda Octavia, ничем особо не примечательная машина даже для своего времени, спустя 50 лет заставляет загрустить о сегодняшнем дне?

Чтобы познакомить со своей живой историей, в компании Skoda не стали искать специального повода, а просто ни с того ни с сего договорились с пражским ретроклубом. И восемь добровольцев согласились предоставить свои реликвии на растерзание журналистам, объевшимся молекулярной кухней современных автомобилей и голодным до настоящего куска мяса, без усилителей вкуса, усилителей руля и тормозов.

Skoda Octavia в первом поколении выпускалась с 1959 года по 1971-й.

Если считать всю модельную линейку, включая универсал, с конвейера завода в Млада-Болеславе сошло около 400 тысяч автомобилей. Слишком мало, чтобы получить звание легендарной народной машины. И слишком много, чтобы спустя полвека стать раритетом. Сейчас в Чехии старая Octavia стоит от 80 до 160 тысяч рублей за экземпляр на ходу или почти на ходу и около полумиллиона за автомобиль в идеальном состоянии со всеми оригинальными деталями. Впрочем, купить и второй вариант, и особенно первый вообще не проблема. А вот продать такую ретромашину очень сложно. Так и получается, что история владения старыми «Шкодами», начавшаяся с дедушкиного гаража и рук, растущих из правильного места, ничем не заканчивается, а просто продолжается. Изо дня в день, из года в год. Очень редко хозяева таких машин являются хорошо обеспеченными людьми, многие из них даже не имеют никакого другого автомобиля для ежедневных поездок и специально не считают количество вложенных в «старушку» денег, чтобы не расстраиваться. Но они искренне любят свои «Октавии», ставшие фамильной историей и даже частью семьи. В Европе таких людей, нянчащихся с древними «жуками», «Мини», «пятисотыми» и какими-то совершенно безызвестными «Саабами» и «Опелями», миллионы. В России же владелец «горбатого» мечтает о 8-летнем Renault Logan, а покупателем «Запорожца» может стать только человек минимум с одним современным и неплохим автомобилем. Хорошее начало для заунывного разговора в стиле «а вот у них, а вот у нас»…

Octavia, машина с индексом 440 (4 цилиндра и мощность в 40 л. с.), стала по счету восьмой моделью Skoda. Она появилась в результате обновления двудверки Spartak. Автомобиль получил современный кузов, более удобный и дорогой салон, а рессорная передняя подвеска была заменена пружинной. Кузов, как и у «Спартака», называли «тюдором» (от английского two doors). Интересно, что и универсал имел лишь три двери. Мощными версиями были Super, Touring Sport и Octavia 1200 Touring Sport (55 л. с.). В начале 60-х финские и норвежские гонщики приезжали на этой машине на подиум в Монте-Карло и на ралли 1000 озер.

Максимальная скорость первой «Октавии» была около 110 км/ч.

Сегодня из-за шума, вибраций и сложностей в управлении уже 80 км/ч кажутся самоубийством.

У машины, конечно, нет ни усилителя тормозов, ни руля. Такой чудовищный люфт руля в ином случае свидетельствовал бы о том, что автомобиль неисправен, а сейчас лишь о том, что я управляю «Октавией» 1962 года выпуска. Пытаясь получить хоть какую-то реакцию автомобиля на мои действия, я кручу рулем туда-сюда, но сохраняю при этом абсолютно прямолинейное движение. Вот так можно почувствовать себя героиней старого кино, изящными руками постоянно вертящей тонкий элегантный обод руля на прямой, как взлетная полоса, американской дороге. Все происходящее на этом ретромероприятии больше всего и похоже на старое, доброе, слегка наивное кино, которое вызывает ироничную улыбку и массу теплых чувств.

Сесть за руль машины из самого первого выпуска я не решилась из-за рычага переключения передач, расположенного на рулевой колонке. Первая скорость — от себя и вверх, вторая — от себя и вниз, третья и четвертая посередине, а задняя — до предела на себя и вниз. Перепутать вторую с задней, как показал печальный опыт одного из наших коллег, очень легко. Гораздо легче, чем потом толкать машину в гору. Впрочем, даже рычаг КП на полу (появившийся в 1962 году) не решает всех проблем в управлении. Скрип кузова, стрекот спидометра, хрусты при переключении передач, рев мотора, свист тормозов, шипение печки, вынужденной все время работать на полную мощность, и масса других звуков занимает все внимание водителя и пугает его. Слегка пыльная, с легким оттенком нафталина, «Октавия» не тормозит, не поворачивает, но при этом неплохо разгоняется. Уже больше пятидесяти! Не торопись, побудь еще с нами, сколько сможешь, такая, как ты есть, настоящая! В тебе столько жизни, с тобой так интересно...

Олеся Репкина

 

Оставить комментарий