МВД и Минздрав обменяются информацией о здоровье водителей

После появления в России новой медицинской базы данных, гаишники смогут оперативно выявлять и лишать прав водителей с опасными заболеваниями

МВД и Минздрав обменяются информацией о здоровье водителей

 

 

Член комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Иван Сухарев (ЛДПР) подготовил проект закона (есть у «Известий») «О внесении изменения в статью 392 Гражданско-процессуального кодекса (ГПК) РФ». Поправка направлена на упрощение процедуры пересмотра решения суда по гражданскому делу (гражданские, семейные, земельные, трудовые и иные споры), если в ходе расследования после суда выяснилось, что в качестве повлиявших на решение судьи доказательств использовались поддельные материалы.

Сейчас, в соответствии со ст. 392 ГПК РФ «Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу», основанием для пересмотра постановления суда являются среди прочего «вновь открывшиеся обстоятельства». П. 2 ч. 3 ст. 392 гласит, что к вновь открывшимся обстоятельствам относятся: заведомо ложные показания свидетелей, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления. К ним же относятся, в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 392, и преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела.

Однако, как отметил депутат Сухарев, и в п. 2, и в п. 3 ч. 3 ст. 392 имеется некоторая проблема, а именно тот факт, что все используемые в гражданском деле подлоги и незаконные манипуляции могут стать «вновь открывшимся обстоятельством» для пересмотра гражданского дела только в том случае, если использование поддельных материалов будет подтверждено «вступившим в законную силу приговором суда», но уже по уголовному делу об использовании поддельных документов и т.д.

Это обстоятельство, по мнению законодателя, оставляет лицам, использовавшим подделки в гражданском деле, большой простор для того, чтобы решение по делу не было пересмотрено. В частности, адвокаты могут затягивать дело о фальсификации доказательств, срок давности которого составляет всего 2 года, и даже при том, что следственные экспертизы установят факт подделок, при отсутствии приговора суда о подделках никакого пересмотра гражданского дела не будет.

Для решения этой проблемы законодатель предлагает правки в п. 2 и п. 3 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ, которые позволят пересматривать гражданское дело не только по решению суда о выявлении фальсифицированных доказательств, но и по иным реабилитирующим решениям, принятым в ходе следствия в соответствии с требованиями УПК РФ.

Предположим, в суд были представлены фальсифицированные доказательства. На основании них выносится решение, тогда как по факту их фальсификации возбуждается уголовное дело. Но в это время решение по гражданскому делу уже обжалуется и вступает в законную силу, — привел пример Сухарев. — Одновременно адвокаты начинают целенаправленно затягивать уже дело о фальсификации. В итоге решение, принятое по липовым документам, что было подтверждено следствием, прекращается по истечении срока давности. Мы имеем установленный следствием факт использования в предыдущем деле поддельных доказательств, но не имеем решения суда. В итоге, зная правду, мы не имеем законных оснований для пересмотра фактически несправедливого решения по гражданскому делу. Поэтому основная цель законопроекта — избавиться от этой правовой коллизии и дать людям возможность добиться объективного пересмотра решения.

Ведущий юрист ФД «Солид» Олег Землянских заметил, что судебный спор одна из сторон может затянуть, при необходимости, совокупностью процессуальных действий, к примеру: проведением экспертиз, в том числе дополнительных или повторных экспертиз по делу (особенно в государственных учреждениях); обжалованием определений, решений, постановлений суда в суды вышестоящей инстанции; привлечением к участию в деле третьих лиц, вызовом свидетелей по делу, откладыванием дела по мотиву занятости адвокатов в ином судебном процессе или по болезни, ходатайством об истребовании доказательств, находящихся у третьих лиц; предоставлением дополнительных доказательств, которые нуждаются в оценке судом и лицами, участвующими в деле, заявлением ходатайств о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, предъявлением встречных или иных тождественных исков.

Партнер адвокатского бюро Herbert Smith Freehills Алексей Панич подтвердил «Известиям», что текущая редакция ГПК РФ предполагает возможность отмены судебных актов, вынесенных на основании заведомо ложных свидетельских показаний и поддельных документов, только тогда, когда факт лжесвидетельства или подделки установлен обвинительным приговором суда по уголовному делу. Однако в силу различных причин даже при установлении факта лжесвидетельства, подделки документов или совершения иного преступления не всегда возможно вынесение приговора суда.

Например, лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности в силу истечения срока давности. Приговора суда в этой ситуации не будет, а значит, не будет и возможности отменить судебный акт, принятый на основании ложных свидетельских показаний или поддельных документов, — рассказал Панич. — Такая ситуация является неприемлемой, и предлагаемые изменения в ГПК РФ направлены на устранение вышеуказанного пробела в законодательстве, когда, несмотря на очевидность необходимости пересмотра судебного акта, на который повлияло совершенное преступление, такой судебный акт формально не может быть отменен.

Старший юрист адвокатского бюро А2 Екатерина Ильина, в свою очередь, рассказала, что даже если срок давности привлечения к уголовной ответственности прошел, сам факт совершенного преступления констатируется, хоть дело в суд и не передается. Если оно в суде, то суд его также прекращает. Прекращение дела оформляется либо постановлением правоохранительных органов, либо определением суда, но не решением.

Вместе с тем ст. ГПК РФ 392, которая как раз позволяет обжаловать решение по вновь открывшимся обстоятельствам, прямо указывает, что эти самые обстоятельства должны быть установлены только вступившим в законную силу приговором суда, — отметила она.

Ильина также отметила, что на настоящий момент существует судебная практика, когда суды принимают постановление следователя о прекращении дела ввиду истечения сроков уголовного преследования, но содержащее установленный факт совершения преступления, как тот документ, которым могут быть подтверждены вновь открывшиеся обстоятельства.

Вместе с тем процесс обоснования и доказывания в таких делах весьма сложен. Ввиду этого внесенные поправки очень важны и безусловно нужны во избежание злоупотреблений, — резюмировала Ильина.

Оставить комментарий