Для тех, кто помнит о Великой Победе не только 9 мая

Стихи отца и деда (прадеда...) ветерана-фронтовика Великой Отечественной войны Юрия Владимировича Брусникина

Для тех, кто помнит о Великой Победе не только 9 мая

100-летие поэтической династии Брусникиных

У речки Москвы Посвящается Юлиии Друниной

У речки Москвы, на опушке,

Залёг полу раненный взвод

С одной уцелевшею пушкой

И с верой, что враг не пройдёт.

За речкою слышались танки,

И Юлька – боец, медсестра,

Сдирала с убитых портянки –

Нужны они будут с утра…

Речушка - преградой никчёмной.

Москва же сумела прислать

Пятнадцать гражданских девчонок

Ловушки для танков копать.

Хотя бы на бой укрепиться:

Уже на подходе полки

С далёкой восточной границы –

Уральцы и сибиряки…

***

В сорок пятом, светлым утром майским,

По дорогам, пахнущим бензином,

Мы вошли, надвинув низко каски,

В молчаливый пригород Берлина…

Ни души… Ни выстрела, ни речи…

Белые полотнища под крышей…

Затаились все, но вдруг навстречу

Карапуз совсем нежданно вышел…

Окружили мы толпою плотной

Пацана с наивными глазами…

Словно флаг, его над нами поднял

Старшина, боец, высокий самый…

Он припомнил с нежностью отцовской

Всех своих подросших ребятишек

И, дымя трофейной папироской,

Крикнул:

- А войне-то, братцы, крышка!

Тут как тут походная гармошка,

Вот она поёт, округу будит,

Открывали ставни на окошках

Фюрером напуганные люди.

Открывали… Руки к нам тянули,

На бойцов смотрели виновато…

По брусчатке звонкой длинных улиц

Шли и шли усталые солдаты!

***

Ветерану соседней братской страны

Ты – ветеран… Я – ветеран.

Страны единой – ветераны,

Вдруг стали мы через обман

Соседями, как наши страны…

И в бой пускаю я свой стих –

НЗ души и силу духа,

А ты завял.

А ты, брат, стих.

И больше не борец… По слухам…

А если вместе запоём?!

Призвав призвание поэта?!

И вспомним:

«Как один умрём… -

Как пели мы… -

В борьбе за это…»

Кто-то твердит:

«Напрасный труд…

Уже своё мы не упустим…»

Из памяти нас не сотрут –

Исток реки меняет устье!

И так ли уж страшна беда?

За нами – прадеды и деды…

И пораженье иногда

Важнее временной победы!

Моя, как и твоя страна,

Виновна, видно, перед Богом.

Уже разрушена стена…

Вражда и зло – у нас под боком…

Но мы простим своих врагов,

Что позволительно поэтам, -

И пусть штыки наших стихов

Поднимут дух…

«В борьбе за это…»

***

Мои стихи

Свои стихи ращу я, как детей,

Дарю им, что имею, по крупинке…

Мои стихи похожи на людей,

В них те же судьбы

И пути-тропинки.

 

Одни из них прописаны в Москве,

Другие в Горьком…

Третьи – здесь, в Тольятти.

Они ещё, как женщины в тоске,

Наивно ждут признаний и объятий.

 

Свои стихи ращу я, как детей…

И мне от них никак не отвертеться…

Мои стихи похожи на людей…

В них что-то есть…

Возможно, даже сердце!

***

Походный котелок

С котелком (сегодня – дачным)

Повидали белый свет

И пуд соли съели. Значит,

Друга мне дороже нет!

Он – душою был привалов,

Где бы я не воевал.

С ним я - первый запевала,

С ним – и спали наповал!

А сегодня на закате,

Как когда-то на войне,

Только с донышком помятым

Удружил опять он мне.

В котелке - пусть небогато,

Две картошины… Ерши…

Что ещё, по жизни, надо,

Для пожившей век души!

Ю. Брусникин

***

Сказание об отчих именах

…Наш род не с Иоанна, от Ивана,

С Ивановской, ушкуйной стороны:

Где брали жён из половецких станов

В лесное царство ягодной страны,

Где торг вели издревле с басурманом,

Где дом стоял устоями семьи,

Где взять в полон могли только обманом,

А поле брани – на краю Земли.

Отсюда уходили за три моря

Паломниками по святым местам;

Тут больше от своих терпели горя,

Но тяготы – всем миром пополам.

Здесь песни, словно летопись народа,

Здесь вехами – родник или река,

А Волжский путь - как божия дорога

Меж Азией, Европой – на века.

Наш род не от манкурта – от Ивана

С вольготной волжской вольной стороны,

Где знали песни вещего Баяна

И смысл имён забытой старины.

Пучай – Украйна – Муромское – Один –

Садко – Каяла – Лада – Сама – Ставр…

Мы корни их имён с трудом находим

В названьях рек, богатырей, застав…

Народ хранил язык имён иконно,

В преданиях и в святцах славных дат,

В «глубинных книгах» - тайных, незаконных

И в сказках, с детства слышанных стократ.

В фамилиях и в отчествах – суть наших,

В названиях озёр и деревень,

Нет проще тех имён и нет их краше –

Они – как эхо в завтрашний наш день!

Историю пророчествует имя:

Неймёт ярма – Ермак, бог дал – Богдан,

Силён – Василий, добр к друзьям – Добрыня,

Владей – Владимир, от «баюн» - Баян,

С зарёй – хазары, словно явь – славяне,

Волоки – Волга, внук степей – Степан.

И Святогор, где «дивья за буяном

Кони паствити», - от богов древлян.

Когда народ наш русский, россияне,

От росных мест, где буйство рек и трав,

От русых баб и северных сияний

Их имя взял – по имени и нрав!

Из древности – обычай наш в честь близких

Всех первенцев, сирот всех нарекать,

И этим – дольше вечных обелисков –

Нам память именами сберегать.

За эти имена мы шли на битвы

И клали буйны головы свои,

Но в наших близких – живы, не забыты,

Не вырвать с корнем род наш, не свалить.

Века, когда была Русь под пятою

Почти ничьей: с замужества – вдова,

Дитю мать имя отчее, родное

Шептала… Русь рожала – тем жива!

Года, когда собрат шёл на собрата,

В беспамятстве марая имена,

А после, как итог, период блата,

Но в муках возрождается страна:

Где сила наша в родословной теплится,

Где с именем впитали плоть и кровь,

На отчих именах отчизна держится:

Они – Надежда, Вера и Любовь.

А. Брусникин

 

Оставить комментарий