Новый уровень познания

Я ближе познакомилась с Алексеем Васильевичем Николаевым, когда шло освоение восьмого автомобиля во второй половине 1984 года. Он был первым заместителем генерального директора Валентина Ивановича Исакова

Новый уровень познания

Я ближе познакомилась с Алексеем Васильевичем Николаевым, когда шло освоение восьмого автомобиля во второй половине 1984 года. Он был первым заместителем генерального директора Валентина Ивановича Исакова. Приходил Алексей Васильевич на совещание в 17 часов к Владимиру Васильевичу Каданникову, заместителю генерального директора по производству, с листочком бумаги и ручкой. Листок он складывал вдвое и во время совещания записывал мелким почерком колонкой дефицит. Я удивлялась его скрупулезности, для него не было мелочей. Однако Николаев никогда не выступал на совещании, он просто молча выслушивал выступления, только всегда чувствовалось, что он активно реагирует на все происходящее и хочет знать всю правду. На следующий день оказывалось, что некоторые дефицитные позиции исчезали. Конечно, это было не без влияния Николаева. А он опять приходил на совещания и опять записывал, практически давая себе задание на следующий день.

Освоение «восьмерки» – первого переднеприводного автомобиля – было вторым рождением завода, причем мучительным, но победным. И в этом процессе сыграл большую роль Алексей Васильевич Николаев.

В 1999 году Николаев издал приказ по заводу, первый в истории, что мне поручают написать книгу о погибшем председателе производственного совета И.А. Барышникове. Я переживала, дали задание – всего 4 авторских листа, у меня выходило вдвое больше. Мне некоторые говорили, укладывайся в заказ, все равно будут резать.

Наконец Николаев назначил мне встречу, чтобы рассказать о Барышникове. Почти час мы разговаривали. Я поразилась, как глубоко он понимал Ивана Антоновича. Он рассказывал не только частные случаи, но и кардинальные вехи его становления, как руководителя, который вышел из простых рабочих. Это был для меня новый уровень познания Барышникова.

Я сказала Николаеву и о том, что меня беспокоило. - Что делать, у меня получается гораздо больше, чем написано в приказе? Николаев меня успокоил словами: - Пишите, сколько получится, все опубликуем. Добро! Это был бальзам на душу. Что значит увеличение объема книги – это же увеличение расходов на издание книги. Но Николаев дал добро. Между прочим, слово «добро» его любимое слово, когда он на что-то соглашался.

Книга вышла и имела успех. И в этом я видела заслугу Алексея Васильевича, который глубоко, мудро дал мне новое направление для моих исследований особенностей характера Барышникова.

Людмила Моховикова

 

 

Оставить комментарий