На чужбине, их дороги (для начала – про ж/д)

Смотался я на днях по делам в Германию, туда-обратно. Решил испробовать хваленый европейский железнодорожный транспорт.

На чужбине, их дороги (для начала – про ж/д)

Их дороги (для начала – про ж/д)

Смотался я на днях по делам в Германию, туда-обратно. Решил испробовать хваленый европейский железнодорожный транспорт. В пути была одна пересадка, поэтому купил с утра в Интернете билет на сутки (значительно дешевле, чем если бы покупал на каждый отрезок пути отдельно). Электронный билет пришел (прилетел, залетел) в смартфон, и я отправился в путь.

Сел в вагон, поезд тронулся, перрон остался, за ним вскоре и часы вокзальные скрылись за поворотом. Через какое-то время в вагоне появился контролер (кондуктор?), я открыл ему свой смартфон, он просканировал его красненьким лучом

лазера, внутри прибора что-то пикнуло, хлюпнуло.

- О`кей, – сказал контролер (или я`воль!, я уж не помню), и был таков.

Кстати, правильно я сделал, что купил единый билет на сутки, промежуточная пересадка была через девять минут после прибытия поезда, вот бы я носился там по вокзалу в поисках кассы! Уже через час с небольшим скоростной экспресс домчался и лихо затормозил на одном из крупных железнодорожных вокзалов, здесь мне надо было делать пересадку. На все про все у меня 9 минут. Мне надо быстро определить, с какой из платформ отправляется мой поезд. Выскакиваю из своего поезда, на этой же платформе стоит другой, внутри люди, двери закрыты. У кого спросить? Где проводник? Смотрю, к одной из закрытых дверей подходит парочка с чемоданами, нажимает на большую зеленую кнопку, дверь автоматически распахивается.

Я к ним:

- I am sorry, – говорю (на чистейшем чешском языке). Те аж испугались! Стоят, глаза растопырили.

- Так! – думаю, – непонятливые попались. Придется немного немецко-нижегородского говора добавить.

- Проминте! – говорю (то же самое, что и «I am sorry»)

- Ja, ja! – радостно закричали те. – Яволя, яволя!

- Этот поезд идет до станции такой-то? – спрашиваю их на чистейшем английском (немецкого я отродясь не знал).

Опять у них глаза в растопырку. Наконец один из них сообразил – и радостно так:

- Ja, ja! Nürnberg! (это совсем в другую сторону).

- Ох! Идрит твою ангидрит! – наконец-то заговорил я с ними по-русски, и ментом в подземный переход, к соседнему перрону (а там этих перронов тьма-тьмущая! А у

меня осталось 5 минут!).

Те, по-моему, так и остались стоять с раскрытыми ртами и глазами враскоряку.

На соседнем перроне я, как уже бывалый, вразвалочку подхожу к закрытой двери вагона, не спеша и немного с опаской нажимаю на большую зеленую кнопку, двери открываются. Я в вагон. Посмотрел на часы, осталось три минуты! Я не был готов к такому повороту событий, по-чешски я уже говорил, английским владею лет уже… (ну, очень давно), а тут пассажиры попадаются одни немцы и по-чешски и английски ни слова не понимают! Паника стала мною овладевать, подкрадываясь откуда-то снизу, из пяток.

- Хендэ хох! – чуть не вырвалось из моих уст.

- Я по-русски вас спрашиваю! Этот поезд идет до станции такой-то? – почти криком кричу я.

- Ja, ja! Яволя, яволя! – это уже дед с бабкой отвечают мне. Древниепредревние, лет 100! Сидят рядышком, за руки держатся и улыбаются! Но!

Я еще не успел обрадоваться, как из соседнего ряда молодая мамаша-чешка кричит мне:

- Nein! Nein! («Найн»! – догадался

я) и показывает мне рукой на поезд – через три платформы отсюда!

- Oh, mein Goth! – вырвалось откуда-то у меня изнутри (я еще удивился про себя – откуда же я знаю немецкий?).

Я назад к двери, а она закрыта. А поезд слегка дернулся! Я с яростью нажимаю на такую же большую красную кнопку на двери, двери и распахнулись. Когда я вбежал в свой вагон,

мой поезд тронулся. И вот что меня сподвигло к написанию этой заметки: как-то не испытал я каких-то неудобств при посадке-высадке из вагона (конечной целью моего путешествия была глухая, чистенькая, беленькая, уютная, миленькая (маленькая) немецкая деревенька).

И я хорошо помню, что не было там платформы!

Отвлекшись на минуту от суетных мирских забот, в забытьи от тягостных дум о судьбах Родины, в полудремеполусне я полуплакал, полуспал… (Эх ты! Где-то я уже это слышал)

Ну, в общем, короче, не заметил я даже, как сошел с вагона. Вернувшись домой, я вдруг вспомнил про видеоролик с Ютуба, как древняя старушка забирается в электричку на одном из полустанков России. И задался я тогда вопросом: почему так?

Да-да. Не «Что делать?» и «Кто виноват?», а «Почему?».

Алексей Сафронов, член РГО

Оставить комментарий