Огнедержатель

«У нас, — писал Расул Гамзатов, — была должность — огнедержатель, когда в горах не было электричества, не было свеч. Огнедержателем своего народа можно назвать и Тукая. Это — огонь любви, это — огонь таланта, это — огонь непримиримости…»

Огнедержатель

Образ огня всегда привлекал людей. «Огонь любви…Огонь таланта» в вопросах культуры никогда не затухал, как не затухало национальное самосознание, для которого «дым отечества» всегда «был сладок и приятен».

Заслуженный деятель науки Альберт Алексеевич Разин вышел 10 сентября 2019 к знанию парламента Удмуртской Республики с двумя плакатами "Есть ли у меня отечество?", и "И если завтра мой язык исчезнет, то я готов сегодня умереть". Последними строчками из стихотворения Расула Гамзатова заканчивалась вышедшая в октябре 2017 году статья «Билингвизм и развитие федерализма в России» https://m.business-gazeta.ru/article/361948.

Может поэтому меня так потрясла судьба этого человека, принявшего мученическую смерть – самосожжение…

Реакция российского общества на этот акт отчаянья была неоднозначной. Мои коллеги по общественно-политической деятельности в сфере межнациональных отношений, люди с огромным научным опытом в области формирования межкультурного диалога, сразу же высказались об этом неординарном для России случае.

Председатель Ассамблеи народов России Светлана Константиновна Смирнова одной из первых откликнулась на этот отчаянный шаг удмуртского ученого: «Альберта Разина знаю давно, он является одним из основоположников удмуртского национального движения в 90-е годы прошлого века. Долгое время занимался развитием Общества удмуртской культуры. Искренне сожалею, что такое произошло. Мне трудно сказать, что подтолкнуло его на этот шаг. Не знаю. Наверное, компетентные органы дадут ответ на этот вопрос».

Заместитель директора Института этнологии и антропологии Российской академии наук, член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям Владимир Зорин отметил, что надо внимательно разобраться в причинах случившегося и не делать поспешных выводов. Владимир Юрьевич связывался с коллегами Альберта Разина, надеясь найти причинно- следственную связь в поступках ученого, но все они не видят в происходящем связи с реальностью, с жизнью и деятельностью человека – патриота своей национальной культуры. Форма протеста настолько не отражает степень неразрешимости вопроса, связанного с сохранением удмуртского языка, что трудно давать какую-то внятную оценку происшедшего. Отсюда надежда, что «правоохранительные органы изучат все возможные версии и дадут им правовую оценку».

Две реальности

Позволю себе немного порассуждать о мотивации удмурдского ученого совершить акт самосожжения. Прежде всего, давайте примем тот простой факт, что российский народ не однородная унифицированная в культурном плане масса, а сложная мозаичная структура, в которой выделятся два основных социотипа: – человек интеграционной глобальной культуры и человек традиционной национальной культуры (все остальные социотипы можно рассматривать как вариации этих двух).

Человек интеграционной глобальной культуры живет в одной социальной реальности, человек традиционной национальной культуры в другой. Обе эти реальности существуют параллельно и при определенном уровне федерализма в России в принципе не противоречат друг другу.

Человек интеграционной глобальной культуры – явление планетарное и в расшифровке не нуждается. Человек национальной традиционной культуры – в условиях нарастающей глобализации – явление, которое требует особого подхода и понимания.

Здесь, как мне кажется, интересен опыт Расула Гамзатова, который очень тонко сумел отметить черты, характеризующие человека традиционной культуры, его особый психологический склад, и порой предельную категоричность в оценке того, что есть смысл жизни, и почему утрата национального языка равносильна смерти.

В своей, отчасти автобиографической, книге «Мой Дагестан», Расул Гамзатов вспоминает, что встретил в Париже художника аварского происхождения. Поговорили о жизни, о том, что он, по сути, уже и не аварец, что возвращаться на родину нет смысла.

«Приехав из Парижа домой, — пишет поэт, — я разыскал родственников художника. К моему удивлению, оказалась еще жива его мать. С грустью слушали родные, собравшись в сакле, мой рассказ об их сыне, покинувшем родину, променявшем ее на чужие земли. Но как будто они прощали его. Они были рады, что он все-таки жив. Вдруг мать спросила:

— Вы разговаривали по-аварски?

— Нет. Мы говорили через переводчика. Я по-русски, а твой сын по-французски.

Мать закрыла лицо черной фатой, как закрывают, когда услышат, что сын умер. По крыше сакли стучал дождь. Мы сидели в Аварии. На другом конце земли, в Париже, тоже, может быть, слушал дождь блудный сын Дагестана. После долгого молчания мать сказала:

— Ты ошибся, Расул, мой сын давно умер. Это был не мой сын».

Вот – небольшой эпизод из жизни и все смыслы того, что такое для человека традиционной национальной культуры его родной язык. В реальности интеграционной глобальной культуры это понять, и главное принять, сложно. Это то, что сегодня кажется литературным образом – «корни». А они ведь существуют и тот человек, кто привязан к таким корням, он мыслит иначе, его социальность иная, чем у большинства у населения России, живущего в техносреде, и опирающегося в своем мышлении на техносреду.

Я согласен со Светланой Константиновной Смирновой и Владимиром Юрьевичем Зориным, что для сохранения «корней», национальных культур, и особенно языков народов России делается много, и вопрос этот решается усилиями тех политиков и общественных деятелей, кто понимает, что две социокультурные реальности, как проявление «цветущей сложности» этногенеза России, должны и могут находится в гармоничном симбиозе.

Для меня слова Тукая «Мыверные дети единой страны», всегда были главным ориентиром в жизни, так как по моему глубокому убеждению, патриотизм – это единственная идеология, которая способна нести в себе зерна разума и национального единства.

Немного истории

Хочу напомнить, что 26 октября 2018 года Президент РФ Владимир Путин подписал указ «О создании Фонда сохранения и изучения родных языков народов Российской Федерации». Как сообщила пресс-служба Кремля, документ принят «в целях создания условий для сохранения и изучения родных языков народов РФ, являющихся национальным достоянием и историко-культурным наследием Российского государства».

Днем раньше российский президент прилетел в Ханты-Мансийск, чтобы провести выездное заседание Совета по межнациональным отношениям, в целях обсудить «актуальные вопросы государственной национальной политики Российской Федерации, проблематику пространственного и демографического развития страны, а также дополнительные меры по сохранению и защите родных языков народов России».

С докладом о необходимых изменениях в Стратегию государственной национальной политики на период до 2025 года выступила Губернатор Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Наталья Комарова. Глава региона предложила президенту внести корректировки в федеральное законодательство, чтобы урегулировать вопросы утверждения алфавитов, правил орфографии и пунктуации языков коренных малочисленных народов РФ.

«Языки коренных народов находятся под угрозой исчезновения. Шаг вперед, чтобы эта угроза не была реализована, нам позволяет сделать обновленный в этой части закон об образовании. Для развития системы преподавания национальных языков, подготовки и экспертизы соответствующих программ, учебной литературы считаем крайне востребованным, создание фонда поддержки родных языков России», — подчеркнула Наталья Комарова.

Все то же самое, но на языке человека традиционной национальной культуры сказал удмуртской ученый. Вернее, не сказал. Это был крик. Крик боли. Когда корни высыхают - деревья кричат. Просто мы не слышим, потому, что находимся в иной реальности социокультурных понятий. Думаю, что вне зависимости от вердикта правоохранительных органов, мы должны отдать дань светлой памяти этого человека, ставшего на миг «огнедержателем» для своего народа.

Туган тел: Международная образовательная акция «Татарча диктант» в ОАЭ:

Исмагил Шангареев со своими детьми пишет «Татарча диктант».

Конечно, все сегодня понимают, что самосожжение тупиковый путь. И совершенно очевидно, что надо идти не путем протеста, а путем создания новых моделей языкового образования, находить новые формы мотивации к изучению и развитию национальных языков в России. Для меня в этом одна из главных созидательных энергий евразийства, его космичности. И в этой связи, хотелось бы закончить статью «Огнедержатель» словами Льва Николаевича Гумилева: «Скажу вам по секрету, что если Россия будет спасена, то только как евразийская держава».

Исмагил Шангареев – писатель-публицист

 

Оставить комментарий