Памяти Николаева А.В., бывшего генерального директора АВТОВАЗа

Памяти Николаева А.В., бывшего генерального директора АВТОВАЗа, почётного гражданина г. Тольятти, почётного члена Ротари клуба Тольятти.

Памяти Николаева А.В., бывшего генерального директора АВТОВАЗа

31 января исполняется 85 лет со дня рождения Алексея Васильевича Николаева, пятого генерального директора АВТОВАЗа. Его соратники помнят о нём и рассказывают о своём руководителе.

[Main%d0%94%d0%b8%d1%80%d0%b5%d0%ba%d1%86%d0%b8%d1%8f %d0%90%d0%92%d0%a2%d0%9e%d0%92%d0%90%d0%97]

Михаил Добындо: Он уважал и любил своих подчинённых

Об Алексее Васильевиче как о человеке, руководителе, наставнике, друге можно рассказывать много и долго. Я остановлюсь на нескольких эпизодах. Будучи директором СКП, я обратил внимание на межферменное пространство нашего производства. В то время оно было неопределённого цвета из-за накопившейся там пыли и грязи. Мне пришла в голову естественная мысль о покраске. Тем более что красок было достаточно. Они постоянно образовывались в так называемых сливах в окрасочных линиях. Оставалось только согласовать цвета с вазовским отделом эстетики, что и было сделано. И вот процесс пошёл. Однажды, обходя производство, Николаев меня спрашивает: «Тебе что, делать нечего, что ты потолочные металлоконструкции красишь?». Мне пришлось всё объяснять и доказывать, что это нужно и для культуры производства, и в целом для хорошего настроения рабочих, т.к. цвет «гулага» удручающе действует на людей. Мои объяснения были приняты, и работа продолжилась. То есть генеральный мог не только убеждать других, но и умел соглашаться с разумным мнением своих подчинённых, способных самостоятельно принимать правильные решения и их выполнять. Работая уже в должности заместителя генерального директора по производству, приходит ко мне Александр Иванович Гречухин и говорит: «Миша, я ухожу, ты мне не препятствуй, пожалуйста». А перед этим я уже несколько раз удерживал Гречухина от этого шага. Я ему говорю: хорошо, Александр Иванович, это решение за вами. А он мне в ответ: «Без обид: я понимаю, что у нас разный с тобой ритм жизни. Тебе работать, а я уйду». В тот же вечер Николаев пригласил к себе и неожиданно для меня стал жёстко воспитывать меня за решение, принятое Александром Ивановичем. Я первый и, наверное, последний раз видел его таким. Он никогда не кричал, он не умел этого делать. Это было не в его правилах, но здесь, мягко говоря, он вышел из себя. Конечно, я объяснил, что это полностью решение Гречухина и моей вины здесь совсем нет, и более подробно пояснил всю ситуацию. Этот эпизод подчёркивает, как ревностно относился Алексей Васильевич, если кому-то из его призыва было некомфортно по какой-то причине. Он уважал и любил своих подчиненных, из которых формировал команду, с которой можно было преодолевать все трудности, особенно в то непростое время. Моё твёрдое убеждение, что если бы Алексей Васильевич проработал тогда ещё 3-4 года со своей командой, то никакой бы катастроф.

Виталий Вильчик: Делать в пределах разумного, не нарушая границ дозволенного

Завод закупил оборудование для запуска в производство «Десятки», и оно два года и стояло на улице в ящиках. По причине безденежья, отсутствия наличных денег в стране, продолжающейся гиперинфляции. Не было даже как такового бюджета на заводе. Я тогда работал директором СКП. Каждый день собирались в кабинете у Ляченкова Н.В., и появляющиеся за сутки деньги на счетах автозавода делили по степени важности для проведения обязательных платежей. Вот в такой ситуации однажды Алексей Васильевич нас собрал и говорит, что хватит гробить оборудование, надо начинать монтаж и затем проводить пусконаладочные работы по производству «Десятки». На наш вопрос, за счёт каких средств это делать, он нам напомнил о том, что есть такой хозспособ. Вот когда процесс пошёл и начали распаковывать ящики, то мы увидели, что некоторые узлы и детали были уже подвержены коррозии. Гарантия на это оборудование уже закончилась. Пришлось всё это исправлять собственными силами. Да и монтаж и наладку мы делали сами, с самым минимальным приглашением представителей поставщиков от иностранных фирм и небольшим участием наших субподрядчиков. Так, постепенно, своими силами нам удалось восстановить работоспособность оборудования и запустить в производство «Десятку». Вот ещё эпизод из того времени. С конвейера сходили некомплектные автомобили, шла массовая некомплектность. Не хотелось останавливать конвейер и тем самым расхолаживать коллектив. Приходилось принимать различные решения по расстановке этих машин на территории завода. Бесконечно это делать было нельзя, и тогда именно Николаев принял решение о том, чтобы расставлять эти машины на территории завода. Но делать это, как он сказал, «надо в пределах разумного и не нарушать границ дозволенного». Поскольку в то время некомплектность была довольно частым явлением, то эти машины находились в разных местах территории завода, пока их не доукомплектовывали, а затем отправляли на отгрузку. По этому поводу кто-то подал сигнал в налоговую полицию, которая сделала вывод, что мы специально прячем автомобили по углам, откуда их потом легче похищать с завода. В связи с этим Алексей Васильевич был вызван в Москву на допрос, и дело чуть не закончилось арестом. Но те пояснения, которые дал Николаев, позволили усомниться силовикам в их первоначальных выводах. Тем не менее, их следственная группа прибыла на ВАЗ для детального изучения «сигнала», и мы смогли убедить следствие в отсутствии всякого преступного умысла или пособничества в хищении автомобилей. На совещаниях, которые проводил Николаев, он был всегда образцом корректности. Алексей Васильевич никогда не убивал инициативу подчинённых. Он говорил: «Не дожидайся моей команды – принимай решение сам». Но все знали, какова цена ответственности за самостоятельно принятое решение. Если это было бы провальным решением, то оно было бы последним для этого руководителя в этой должности, и это касалось всех! Имя Алексея Васильевича в кругу высшего управленческого персонала всегда ассоциировалось с надёжностью, уверенностью, стабильностью. Огромным авторитетом и уважением он пользовался и в рабочей среде. Он никогда не избегал общения с народом. И в сложные времена, когда были забастовки, он всегда выходил в коллектив, общался с людьми, и это всегда приносило положительный результат. Николаев считал, что постоянное обучение персонала, повышение квалификации — это обязательная необходимость, несмотря на все сложности, сопровождающие в то время автозавод. А чтобы обучение проходило с хорошим настроением, оно организовывалось в сочетании с переменой мест и отдыхом от повседневной текучки. Очень запомнилось обучение маркетингу, которое проходило на корабле по Средиземному морю. Мы посетили многие города Средиземноморья. Нас было человек пятьдесят. Но это, действительно, были серьёзные ежедневные занятия. Николаев также был инициатором обучения высшего управленческого персонала в Англии. Там был очень строгий режим. Например, у нас сразу отобрали все телефоны и отключили телевизоры. С утра и до позднего вечера были занятия, а потом проводили тренинги. Это было десятидневное обучение с очень большой пользой для нас. Алексей Васильевич понимал, что кроме рабочего общения со своим ближайшим окружением необходимы и периоды разрядки. Поэтому было заведено, что когда у кого-то был день рождения, то вечером после работы встречались на 24-м этаже за накрытым столом и поздравляли коллегу. Часто это были совмещённые поздравления сразу нескольких именинников. Были мероприятия и выездного характера. Так однажды мне посчастливилось быть несколько дней на Крайнем Севере в тундре на берегу Белого моря в районе Каниного носа, где не было никакой цивилизации – не работал ни телефон, ни радио. Зато здесь было бескрайнее «море» гусей (гуменники и казары), на которых мы приехали охотиться. Надо сказать, что из 7 человек, кто охотился, трофеи генерального составляли треть всей добычи. Стрелял он очень хорошо. Вот таким был пятый президент – генеральный директор.

Сергей Перевезенцев: Если бы Вы тогда меня не поддержали, то я бы ушёл с этой должности

Алексей Васильевич начал работать на ВАЗе рядовым работником и вырос до первого руководителя автогиганта. Это, безусловно, говорит о его незаурядности, таланте и, конечно, о выдающихся организаторских способностях. Ведь сколько работало на заводе людей с такими же стартовыми позициями, а лидером стал Алексей Васильевич. Я хорошо помню то время, когда Николаев вступал в должность генерального директора АВТОВАЗа. Время было крайне тяжёлое. Алексей Васильевич собрал весь высший управленческий персонал ВАЗа и сделал довольно подробный и откровенный доклад о состоянии дел на заводе. Таким образом, он вовлёк нас в необходимость принятия каких-то непопулярных решений. И здесь же обратился к нам с предложением заморозить большую часть нашей заработной платы на период этого сложного для завода времени. Пообещав при этом, что потом, после выхода предприятия из текущего кризиса, деньги будут возвращены. Этим он хотел мобилизовать высший управленческий персонал на особенно усиленную работу на период кризиса. Своё предложение он поставил на открытое голосование и получил полную поддержку от своих коллег. Уже по прошествии нескольких лет, поздравляя его с днём рождения, мы вспоминали этот эпизод. Алексей Васильевич признался, что если бы мы тогда не поддержали его предложение, то он тут же бы ушёл с этой должности. Но он очень надеялся, с присущей ему верой в людей, что его предложение будет воспринято правильно. Кстати, своё обещание он выполнил, впоследствии все замороженные деньги были возвращены. Помню, как-то приезжает он из зарубежной командировки и посещает Опытно-промышленное производство НТЦ с Сахаровым К.Г. В процессе обхода производства Николаев стал рассказывать нам об увиденной за рубежом установке, которая в процессе подготовки производства «выращивает» первые детали и узлы из пластмассы при помощи лазера. И сказал, что сейчас без этого в современном производстве не обойтись. А мы говорим ему, что у нас уже есть такая машина. Николаев очень удивился и попросил показать. Увидев эту установку, он остался довольным и похвалил нас за то, что мы соответствуем современным производствам. В 2000 году автозавод посетил Растропович, известный музыкант. Мы вместе с Николаевым показали ему все модели LADA, которые тогда выпускались в ОПП, и предложили выбрать любую модель для приобретения. Растропович показывает на Ниву-2123 (впоследствии «Шеви Нива»). Наступила пауза, поскольку этот автомобиль только-только поставили в производство, и у нас даже ещё не было сертификата на право продажи. Тут Алексей Васильевич, увидев нашу растерянность, принимает нестандартное решение о продаже этого автомобиля и сразу позвонил руководителю дилерского центра в Питере, чтобы тот поставил автомобиль Растроповича на ежедневный контроль и обслуживание, ведь машина была ещё даже не из товарной партии. А потом был совместный ужин, прошедший в очень весёлой и непринуждённой обстановке.

По материалам федеральной газеты «Семь Верст» и сайта и сайта www.7verst.ru

Оставить комментарий